Пассажир / Commuter (2018)

Пассажир / Commuter (2018)

Все говорят: «АК, а как поднять бабла? Куда нажать?» — «Азино три топора»

Из ада

Майкл Макколи двадцать лет жизни отдал службе в полиции.

Работа почетная и интересная. Но опасная и, что самое обидное, не слишком хорошо оплачиваемая. За два десятка лет Майк не скопил серьезных капиталов – а семья растет, нужен дом побольше, нужно начинать откладывать в кубышку на путягу для сына, нужно масло в машине жены поменять – иными словами, расходы совсем не по зарплате среднестатистического нью-йоркского опера, это вам не полосатые палки продавать. Ну и уволился детектив Макколи, ну и устроился клерком в страховую компанию.

Денег всех равно хватило только на домик в Тарритауне (дикая пердь, 40 км от Большого Яблока), да и то в кредит. В кубышке тоже пока не очень – меж тем, наследник вырос и нацелился, не много – не мало, на Сиракузский университет. Масло в машине нужно менять регулярно, а по сезону – еще и переобуваться. В общем, последние десять лет Майкл прожил как в «Дне сурка» — будильник в 6 утра, электричка до города в окружении до боли знакомых попутчиков, офисный планктонинг, электричка домой, два пива, секас, спать. А наутро – будильник в 6:00 и поехали по-новой…

Но именно сегодня день выдался не таким, как предыдущие. И не сказать, что это хорошо – с утра сотруднику Макколи вручили выходное пособие со словами «Мы решили сменить профиль деятельности, ничего личного, желаем дальнейших творческих и карьерных успехов, вы держитесь там, хорошего настроения!». Куда податься за успехами 60-летнему теперь уже бывшему и полицейскому и страховому агенту с двумя ипотеками, в отделе кадров не уточнили. Вдобавок, по дороге домой у Майка прям на вокзале подрезали телефон…

В общем, наш герой сидит в электричке, окруженный все теми же опостылевшими за годы лицами соседей по вагону и предается тяжким думам о том, где добыть столь нужных ему, да так и не упавших с неба денег.

— Здравствуйте, я – психолог и провожу социальный эксперимент, — прервала грустные мысли Майка холеная дама средних лет. – Вот представьте себе ситуацию: вам надо сделать совершенно небольшое дельце, абсолютно нетрудное для вас с вашими навыками, которое повлияет на одного из пассажиров поезда, которого вы даже не знаете. Вам надо просто его найти, не более того. За согласие работать вас в тубзике ждет конверт с 25 тысячами денег, за выполнение работы – еще 75. Как, согласитесь?

— Да ну, чушь какая-то… — не поверил Макколи. – Просто найти и все? И за это – 25 тысяч сейчас и 75 потом?

— Ну да! – кивнула дама. – Человек откликается на имя «Прим». У него есть сумка. И он выходит на станции Колд Спринг. Больше ничего не знаю. У вас есть время подумать до следующей остановки. – и выскочила в раскрывшиеся двери.

Калькулятор в мозгу Майка сработал сам: «Двадцать пять тысяч… Плюс семьдесят пять тысяч… Получается… Получается… Нехило так получается!» — а ноги уже несли его в туалет. В сортире, за вентиляционной решеткой, лежал конверт, а в нем – все 25 000, копеечка к копеечке.

Сунув конверт в сумку, Макколи вернулся в вагон. Нутро полицейского голосом Влада Чижова не говорило – орало ему: «Где халява – там кидняк!», поэтому, когда на следующей остановке совершенно незнакомый ему негритенок спросил Макколи, согласен ли он работать, Майк ответил отказом.

— Они знали, что ты так ответишь. Но это заставит тебя передумать! – заявил негритенок, сунул в руки нашего пассажира еще один конверт и ретировался из поезда еще до отправления.

В конверте лежало золотое обручальное кольцо его жены. Никакой записки к кольцу не прилагалось, но и без нее было прекрасно понятно – взял бабки, придется отрабатывать.

Ну Майк и начал искать Прима с сумкой…

Есть в киноискусстве такое понятие – типаж. Все актеры делятся на два типа: первые от этого понятия шарахаются, как черт от ладана и из принципа не соглашаются на роли в двух, скажем, боевиках подряд; вторые же, напротив, попав в «свой» типаж, холят его и лелеют, стараясь выдоить из найденной ими единственной золотой жилы по-максимуму.

Первый тип – это Ди Каприо, Дэймон, Харди. Ко второму относится, например, Джейсон Стэтхем. Или Вин Дизель. Про Сигала вообще молчу.

Лиам Нисон до поры был актером многотипажным. В его послужном списке – фильмы «Список Шиндлера», «Отверженные» и «Звездные войны: Эпизод 1», по жанру далекие друг от друга примерно так же, как Тарритаун от Мытищ.

Но в 2009-м году трагически погибла его жена, Наташа Ричардсон. Лиам очень тяжело переживал кончину супруги и лечение от депрессии нашел в работе, что не замедлило сказаться на его ролях. Нет, он все также старался чередовать комедии с фэнтези – но наиболее эффектен оказался в боевиках, замечательно воплощая в них угрюмого дядьку с боевым прошлым и лицом, давно отвыкшим от улыбок, которого загнали в угол. Так мир увидел трилогию «Заложница», «Схватку», «Воздушного маршала» и вот теперь – «Пассажира» (кстати, оригинальное название фильма – «Commuter» — дословно переводится с английского как «пригородный», но нашим прокатчикам это как обычно).

Случись это кино десятком лет ранее – оно бы, полагаю, прогремело, потому что Лиам Нисон в нем очень хорош, а накал страстей достаточно страстен и, масло масляное, накален. Но в 2018-м… Весь фильм лично меня не оставляло ощущение дежа-вю: вроде мужик все тот же, просто теперь он бывший не спецагент, а полицейский; работает он в поезде, а не в самолете; а вместо дочери у него сын. При прочих равных.

Как по мне – это начинает смахивать на сериал. Эй, Нетфикс, вы уснули там?!

Ах да, чуть не забыл, спойлер: все будет хорошо, поезд сойдет с рельсов.

Хотите что-то сказать?